Меню сайта

Похожие материалы

Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск по сайту

Статистика

ГлавнаяВсё о шитье Национальная одеждаСоветский костюм


3. Первые шаги

 Великая Октябрьская социалистическая революция впервые в мировой истории стерла социальную дифференциацию костюма. Возникло новое понятие - массовый костюм для трудящихся. Различия в характере одежды отныне связаны не с социальной проблематикой, а условиями жизни и труда (город и деревня), климатом (районы севера, юга, Дальнего Востока), культурными и национальными традициями народностей, входящих в состав Советского государства.
 Начало было трудным. Хозяйственная разруха и голод царили повсюду, интервенция на севере и юге, походы Антанты - все это требовало колоссального напряжения сил молодой республики. И тем не менее, сразу же после революции вместе с другими отраслями народного хозяйства перестраивается и преображается швейное производство.
 Огромная и необычайно сложная задача централизации его была возложена на Отдел готового платья и белья при Центротекстиле в середине 1918 года «...для восстановления, объединения и национализации производства и распределения готового платья и белья в общегосударственном масштабе»¹. С апреля 1919 года отдел выделился в самостоятельную отрасль, возглавлявшуюся Центральным комитетом швейной промышленности (Центрошвей) при ВСНХ. Вскоре она стала называться «Главодежда».
 Возникают первые организации массового изготовления одежды в Москве (Москвошвей), в Ленинграде (Ленинградшвей) и ряде других городов - всего десять. Большинство предприятий этих объединений работало на армию.
 К 1921 году многие кустарные мастерские перестали существовать, влившись в государственную промышленность. В стране насчитывалось 279 предприятий, на которых трудилось свыше 40 тысяч человек. На некоторых предприятиях было введено разделение труда, повысившее его производительность.
 Документы, хранящиеся в архивах, в частности, в Центральном государственном архиве народного хозяйства, говорят о том, что чрезвычайно нелегко было пойти на перевод этой огромной отрасли производства, носившего характер мелко-товарного, на рельсы социалистической индустрии. Высказывались мнения о необходимости сохранить на какое-то время кустарную базу. Но все же не могло быть иного пути, чем национализация и централизация этой сферы производства, ибо только таким путем возможно было установить новые производственные отношения.
 Организационные меры не могли сразу коренным образом изменить облик швейной промышленности - процесс перестройки был длительным и трудным. Лишь к середине 30-х годов появилась вполне современная по тем временам швейная индустрия.
 Трудности в швейном производстве усугублялись положением с текстилем. Жизнь десятков фабрик замерла, не хватало сырья, рабочих рук, топлива, плохо работал транспорт. Специальная комиссия ВСНХ во главе с членом президиума В. П. Ногиным, которая обследовала текстильные предприятия центра в 1919 году, писала в своем отчете о бывшей фабрике Э. Циндель: «С 20 марта с. г. фабрика из-за отсутствия топлива совсем остановилась и в данное время не работает... Затруднения в транспортном вопросе еще более усилились ввиду того, что предназначавшиеся для подвозки дров баржи получили в связи с наступлением Колчака другое назначение»². Объем производства резко упал за годы гражданской войны и интервенции. Товарный голод на ткани был необычайно острым и ощущался до конца 30-х годов - это, несомненно, влияло на ассортимент и качество текстиля. До 1924 года набивной рисунок вырабатывался в очень небольшом количестве, основную массу составляли гладкокрашеные ткани - полотно, холст, солдатское сукно, низкие сорта шерсти, байка, гарус, бязь, ситец.
 Трудности хозяйственной и политической обстановки тех лет не охлаждали пыла и энтузиазма строителей нового мира. Наоборот, первые послеоктябрьские годы отмечены печатью грандиозных, романтических планов преобразования жизни, размахом творческой мысли, смелым экспериментаторством. Ленинский лозунг «искусство принадлежит народу» и ленинский план монументальной пропаганды стали той цементирующей основой, на которой возводилась новая социалистическая культура. Документы - архивные, газетные и журнальные статьи, относящиеся к началу 20-х годов, буквально изобилуют настойчивыми призывами о необходимости переделки быта, художественного воспитания масс, способных не только воспринимать и ценить художественную культуру, но самим создавать ее.
 Огромное внимание привлекает в это время производственное искусство, ибо оно, с одной стороны, как никакая другая отрасль, захватывает громадные массы трудящихся. С другой стороны, сами продукты промышленного производства являются проводниками культуры нового общества, наиболее массовыми и доступными членам этого общества. В известном сборнике «Искусство в производстве» эта проблема рассматривается в ряду основных проблем освобожденного труда: «Вырвавшись из мещанских комнат прикладничества, куда его поместила старая художественная культура, - производственное искусство врастает в самую глубину новых индустриальных форм созидательного процесса»³. Горячо и взволнованно звучали голоса деятелей культуры в защиту идей производственной эстетики. Намечалась последовательная программа синтеза предметной среды. «Каждый выполнитель, каждый ремесленник должен стоять на высоте современных художественных требований. Каждый трудящийся должен понимать, что такое стиль, сознавать всю важность гармонического ансамбля обстановки, в которой каждый предмет является одним из тех штрихов или красочных пятен, из которых составляется красивое художественное целое. Рабочий должен не только понимать, что и для чего он делает, но он должен научиться сочинять весь предмет в его окончательном виде в связи и в гармонии с целым, общим»⁴. Это была четкая и вполне конкретная программа в области производственного искусства, актуальная и сегодня. Своеобразие первых послеоктябрьских лет заключается в том, что тогда сочетались такие, казалось бы, противоположные начала, как фантастичность проекта будущего и трезвость постановки конкретных задач дня.
 Широкая программа действия в области создания новых форм костюма намечается уже к началу 1919 года. При художественно-производственном подотделе ИЗО Наркомпроса создаются «Мастерские современного костюма», которые возглавила известная художница-модельер Надежда Петровна Ламанова. Ей принадлежала и сама идея организации этой мастерской, с которой она обратилась к наркому просвещения А. В. Луначарскому.
 Подробно разработана и программа обучения в мастерской, или в «Студии художественного производственного костюма», как первоначально назвала ее художница. Этот ценный документ сохранился в личном архиве Ламановой.
 На первой Всероссийской конференции по художественной промышленности в августе 1919 года Ламанова говорила: «Искусство должно проникнуть во все области жизненного обихода, развивая художественный вкус и чутье в массах. Одежда является одним из наиболее подходящих проводников... Художники должны в области одежды взять инициативу в свои руки, работая над созданием из простых материалов простейших, но красивых форм одежды, подходящих к новому укладу трудовой жизни»⁵.
 В этих словах была выражена программа советского искусства моделирования. Сама Ламанова во всей своей деятельности следовала поставленным задачам, не отступая от них ни на шаг.
 «Мастерские современного костюма» стали творческой экспериментальной лабораторией новых форм одежды. В это же время возникают и первые советские учебные заведения, где должны были готовить новые кадры для этой громадной и очень важной отрасли легкой промышленности. В январе 1919 года организуется Центральный институт швейной промышленности и Учебные художественно-промышленные мастерские костюма с детально разработанными уставами, четко сформулированными задачами. Сейчас, когда читаешь эти сохранившиеся в архивах документы, не ощущаешь их полувековой давности - настолько строго продумана постановка проблем, четко сформулированы цели⁶.
 В докладе об организации Центрального института швейной промышленности говорилось о необходимости и важности коренного преобразования швейного производства в стране в соответствии с новой социалистической организационной структурой: «Переход к социалистическому строительству производства выдвигает необходимость ликвидации мастерских мелкокустарного типа и создание крупных предприятий фабричного производства с наилучшим техническим и санитарно-гигиеническим оборудованием на основе наименьшей затраты трудовой энергии и нейтрализации вредных условий производства с одной стороны и установление новых форм одежды в отношении гигиены, удобства, красоты и изящества с другой.... Развитие процесса концентрации производства швейной промышленности в крупных предприятиях фабричного типа, предъявляя новые требования ко всем работникам в отношении теоретических и практических знаний, научно-технической организации предприятий, особенно остро ставит вопрос о подготовке организаторов и руководителей производства, а также и преподавательского персонала для учреждения профессионально-технического образования.
 Полное отсутствие учебных пособий и необходимых материалов по всем отраслям профессионально-технических знаний в производстве швейной промышленности ставит вторую задачу систематизации всех имеющихся материалов по организации фабричного производства, создания специальной литературы - учебников, справочников, установления лучших методов организации производства, преподавания и, наконец, создания центрального научно-учебного учреждения, которое должно объединить и согласовать работу отдельных учреждений в этой области. Таким учреждением должен стать Центральный институт швейной промышленности, на который возлагаются две основные задачи: во-первых, разработка и разрешение на основе научных исследований и практических опытов всех вопросов научной организации производства, труда и установления гигиенических и художественных типов одежды, методов преподавания в профессионально-технических учебных заведениях, и во-вторых, подготовка техников-организаторов и руководителей производства, а также и преподавательского персонала, обладающих всей полнотой специальных знаний»⁷.
 Одновременно было разработано Положение о Центральном институте швейной промышленности, который учреждался при Главном Комитете профтехобразования как высшее научно-учебное заведение. Проблему создания новых форм массовой одежды предполагалось решать как комплекс - художественных, экономических и организационных вопросов. Целью ЦИШП ставилась «...разработка материалов по истории швейной промышленности и промышленной географии России и других стран, установление гигиенических и художественных форм одежды, разработка научных методов организации производства швейной промышленности и т.д.»⁸.
 В том же 1919 году в Москве были открыты Сокольничьи советские учебные художественно-промышленные мастерские костюма в ведении Наркомторгпрома. Это был первый советский вуз, готовивший кадры художников по костюму. Во главе его стал художник М. Тарханов. В Уставе мастерских много общего с положением ЦИШП, но особо подчеркивается важность постоянной действенной связи «как с местной промышленностью, так и с отдельными организациями и образцовыми мастерскими, художественно-промышленными и прикладных знаний музеями, обществами изобразительных искусств, профессиональными союзами (производств соответствующих специальности мастерских), государственными художественными мастерскими и т. п.»⁹. Приведенные выше документы красноречиво свидетельствуют об огромном внимании и интересе к проблемам массовой одежды.

На фото: Вот так выглядели «учащиеся» школ Всеобуча 20-х годов - пожилые рабочие и молодежь, бойцы Красной Армии, усталые и одетые кто во что, днем работавшие у станков или сражавшиеся с врагом, а вечером сидящие за партами. Рабочие - в стареньких потрепанных пиджаках, косоворотках и кепках, военные - в форме и буденовках на голове


На фото: «...Вы бы никогда, ни за что не поверили, что этой фабрике неделя только сроку, - так тут все налажено и намашинено,- и идет гладко, ровно, без перебоев, и чувствуется организация. Большая организация. Мощная организация... Значит есть у нас уже, накопился уже за годы революции организационный опыт. Есть уже организационные навыки. Есть уже умение, умелость...» - так писал в своем очерке «Швейницы» А. Меньшой о быстрой реорганизации одной из швейных фабрик Москвы. («Красная нива», 1924, № 27, с. 656-658).

-------------------------------
¹ Цитируется из постановления Центротекстиля. - «Швейная промышленность», 1967, №1, стр. 21. В. Попков. Индустриальная швейная промышленность - детище Великого Октября.
² ЦГАНХ, ф. 3338, оп. 5, д. 12. Докладная записка по обследованию фабрики Э. Циндель от 12 мая 1919 года.
³ Искусство в производстве. М., «Пролеткульт», 1921 стр. 3.
⁴ Леонардо. Искусство и ремесло. - «Искусство», 1918, № 6(10), стр. 6
⁵ Протоколы 1 Всероссийской конференции по художественной промышленности. М., 1920, август, стр. 37 - 38.
⁶ ГАМО, ф. 967, оп. 1, д. 88, л. 4 - 5.
⁷ ГАМО, ф. 967, оп. 1, д. 88, л. 4.
⁸ ГАМО, ф. 967. оп. 1, д. 88, л. 5.
⁹ ГАМО, ф. 967, оп. 1, д. 88, л. 1 - 2.


Проголосовать: 
Категория: Советский костюм | (17.08.2012)
Просмотров: 4092 | Рейтинг: 5.0/1