Меню сайта

Похожие материалы

Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск по сайту

Статистика


Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Сегодня были:
adolallAdmity, Patriotata, Agpixtok, KevinNaw, MarlonNeult, AntonioDiuct, Williamowep, Remstirdox, GilbertKl, deliakj69, Robertemose
ГлавнаяВсё о шитье Национальная одеждаСоветский костюм


4. Отношение к моде, поиск новых путей

 Самоотверженность и энтузиазм строителей нового общества, преданность революционным идеалам потрясают еще более, если вспомнить обстановку тех лет. Разрушенное, потрясенное войной хозяйство, страшный голод, нехватка самых необходимых товаров - все это не могло не отразиться и на внешнем облике людей. Люди вынуждены были перешивать на одежду одеяла, скатерти, драпировки, донашивать старые вещи. Швейники работали над военными заказами, но и обмундирования для армии не хватало. Ассортимент гражданской одежды начала 20-х годов был очень невелик и состоял в основном из вещей, появившихся в предреволюционную эпоху. Теперь они обрели иной смысл в облике новых людей. Так, кожанка, известная прежде как одежда шоферов, стала своеобразной униформой комиссаров в армии, руководителей рабочих организаций. Продолжали носить «толстовки», гимнастерки, френчи, сапоги, широкие кожаные ремни, платья из солдатского сукна. Широкую популярность приобрели красные косынки, ставшие своего рода символом женщин-активисток.
 В самом характере форм этой одежды мелькают именно те элементы, которые были созвучны духу революционного времени, военной обстановке. Несмотря на бедность и недостаток материалов, в облике людей нашли отражение революционная подтянутость, состояние той боевой готовности, когда в любую минуту можно было переключиться от мирного труда к схватке с врагом. Элементы одежды, как и в другие исторические эпохи, составили единый ансамбль. Это живо ощущается в фотоматериалах эпохи гражданской войны, в картинах Б. Грекова, Б. Иогансона, К. Петрова-Водкина, А. Дейнеки.
 Эти годы протекали в обстановке острой идеологической борьбы на фронте искусства, борьбы, в которой сталкивались не только враги, но и люди одних политических убеждений, люди передовых взглядов. Духом разрушения старого мира, а с ним и старой культуры пронизаны многие выступления крупных деятелей литературы и искусства. Характерным для них было отождествление старой культуры в целом, будь то передовая или реакционная, с буржуазной идеологией, чуждой и враждебной социалистической.
 Высказывания о путях развития советского костюма носили еще более резкий характер. Здесь тесно переплелись и противоречиво отразились во многом запутанные и сложные социологические проблемы костюма. К понятию «модной одежды» тогда решительно отнесли все виды дореволюционного костюма. Да и само слово «мода» стало означать буржуазный предрассудок, воплощающий нечто крайне реакционное, враждебное духу коммунистического быта. Зерно истины в подобных высказываниях пролетарских деятелей культуры несомненно было: отрицая моду ушедшего общества, тем самым они отвергали нефункциональность костюма прошлого, его оформительские принципы, далекие от требований практической целесообразности. Однако отрицание моды вообще привело к тому, что почти на целое десятилетие слово «мода» было заклеймено как буржуазное. Модный костюм воспринимался как абсолютно неутилитарная форма, допускающая декоративные «излишества», в разряд которых попали галстуки, ярких цветов мужские костюмы и рубашки, отделки женских платьев кружевами и рюшами. Даже шляпы и портфели, как принадлежность буржуазии, на это время подверглись остракизму. Предельно скромный, пуритански строгий костюм соответствовал пролетарскому представлению о социалистических формах одежды.
 Ситуация осложнялась тем, что появились самые различные толкования «истинно социалистических» форм одежды - толкования, нередко диаметрально противоположные и на самом деле никак не относящиеся к этим специфическим проблемам. Нередко справедливая оценка развития видов и форм одежды смешивалась с наивными и даже комичными высказываниями.
 Появилось немало всевозможных обществ, провозглашавших свои особые принципы в области одежды. Самым радикальным из них было общество «Долой стыд!» - прообраз современных нудистов. Странными и нелепыми выглядели «арлекинские» наряды футуристов, стремившихся и в литературе и в быту осуществлять свою новаторскую «ультрареволюционную» программу. Поощряя нигилистическое отношение ко всему художественному наследию, они выдвигали новые лозунги и в области костюма. Однако пестрый наряд футуристов, как и экстравагантные новшества многих подобных поборников новой одежды, служили лишь для привлечения внимания к той или иной художественной или литературной группировке, не внося ничего серьезного в программную разработку нового бытового костюма.
 А в жизни складывались новые принципы советского костюма. Они рождались в самой революционной среде, выражая довольно точно те требования, которые считались первостепенными в социалистической одежде. Небольшая заметка в газете «Жизнь искусства» живо воссоздает атмосферу того времени и формулирует основные мысли в отношении нового костюма: «В помещении Комиссариата здравоохранения состоялось первое заседание, посвященное вопросу о создании нового рабочего костюма, который соответствовал бы современным требованиям. На заседание были приглашены представители искусства, медицины, технологии и т. д. Группа лиц, задавшаяся целью создать новый рабочий костюм, исходит из того положения, что нынешний рабочий костюм - рабочая блуза - недостаточно рационален. Великая русская революция должна оказать свое влияние и на внешний покров человека. Новый костюм должен быть не только удобен и изящен, но он должен также находиться в полной зависимости от современных экономических условий и соответствовать гигиеническим требованиям»¹.
 Здесь намечено направление, в котором следовало разрабатывать новые формы костюма,- практичного и функционального, отвечающего требованиям каждой профессии. Условия жизни во многом определили конструктивные основы первых образцов костюма в послеоктябрьские годы.
 Идея спортивного типа новой одежды чаще других появляется на страницах газет и журналов начала 20-х годов. В них ощутимо желание оторваться от старых нефункциональных форм, особенно женского костюма, сковавшего тело человека и стеснявшего его движения, негигиеничного, служащего более украшательским целям, нежели утилитарным. Посвященная проблеме новых форм костюма статья «Организация тела» резко отрицательно расценивает бессмысленность форм старого костюма, вредное влияние на организм человека тесной и неудобной обуви, громоздких, закрывающих все тело, женских платьев, нелепых форм брюк-галифе: «Форма костюма диктуется модой, «красотой», обычаем, но ни в коем случае не целесообразностью... Физкультура может и должна выйти за пределы спортплощадки и уже выходит. Прошлым летом ходили в трусиках по городу не только в процессии (организованно), но и отдельные товарищи. Первый натиск на костюм сделан»². Эта статья, во многом верная, во многом наивная, отражает одну из основных тенденций тех лет - поиск новых форм в спортивной и профессиональной одежде. Художники предлагали для внедрения в массовую промышленную продукцию множество проектов но, к сожалению, они почти не нашли осуществления.

На фото: Не хватало специальных тканей для нового обмундирования, поэтому одежда частей Красной Армии представляла довольно пеструю картину. В одном полку можно было видеть красноармейскую шинель рядом с кожанкой или суконной тужуркой, буденовку рядом с бескозыркой, папахой и фуражкой.
---------------------------
¹ Рабочий костюм.- «Жизнь искусства», 1919, № 142, стр. 1.
² Т. Хокс. Организация тела. - «Октябрь мысли», 1924, № 2, стр. 60 - 62.


Проголосовать: 
Категория: Советский костюм | (17.08.2012)
Просмотров: 4365 | Рейтинг: 5.0/1