Меню сайта

Категории раздела

Шейте сами
Азбука шитья
Женская одежда
Кройка и шитьё для маленьких
Конструирование мужской верхней одежды
Раскрой пошив моделирование женской лёгкой одежды
Раскрой и шитье женской одежды
Технология женской и детской лёгкой одежды
Технология швейного производства
Женское и детское платье
Сто фасонов женского платья
Модные топики
Основы художественного проектирования одежды
Основы конструирования одежды
Моделирование и художественное оформление женской и детской одежды
Изготовление мужских и детских костюмов
Изготовление женской и детской верхней одежды
Искусство красиво одеваться
По законам красоты
Искусство шитья
Конструирование женских пальто
Основы конструирования верхней одежды
Национальная одежда
История развития костюма
Ремонт одежды
Устранение дефектов одежды
Комбинируем, обновляем одежду
Делаем выкройки на любую фигуру
Учитесь шить и вязать
Головные уборы
Меховые головные уборы
Материалы
Исторический раздел
Одежда для кукол
Шьём животным
Рукоделие
Склад

Похожие материалы

Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск по сайту

Статистика


Онлайн всего: 28
Гостей: 27
Пользователей: 1
GilbertKl
Сегодня были:
adolallAdmity, Patriotata, Agpixtok, KevinNaw, MarlonNeult, AntonioDiuct, Williamowep, Remstirdox, GilbertKl, deliakj69, Robertemose, SonyaWer, MartinCump, DarrelAroma, AchibTob, sir-ivanEa
ГлавнаяВсё о шитье По законам красоты


14. От красивого к красивому

И С НЕОСПОРИМЫМ СПОРЯТ

  Отражая в значительной степени общепризнанные вкусы определенного времени, эстетика одежды постоянно развивается, подчиняясь при этом диалектическим законам: количественные изменения неизбежно вызывают качественный скачок. Для примера можно привести возникшую в свое время такую тенденцию моды, как уменьшение ширины (низа) брюк. Читатель, видимо, помнит, что еще в конце 40-х - начале 50-х годов всеми принятой шириной считалось 28 - 30 сантиметров. Модельеры, меняя направление моды, постепенно уменьшили эту ширину до 21 - 23 сантиметров. Ныне ее и придерживаются. Это не просто уже, чем, положим, двадцать лет назад. Это нечто новое.
  Читатель может возразить: ведь и в более далеком прошлом такие брюки были в моде. Подумаешь, считались красивыми широкие, стали считаться узкие. Зачем выдавать старое за новое, да еще за красивое?
  Тут-то и проявляется ошибочность таких рассуждений. Ошибочность не по невежеству, а из-за незнания существа вопроса. Дело в том, что в прошлом узкие брюки в массе не прививались, хотя многие их носили. Почему? Да потому, что в них было мало красивого, они не гармонировали с силуэтом и пропорциями пиджака, выглядели скорее механическим придатком к нему, нежели продуманным предметом ансамбля. Не увязывались они и с пальто. В народе их прозвали «дудочками».
  Иное дело сейчас, когда современный пиджак и пальто с их главными силуэтными линиями плеч, талии, длины, объемности трансформировались и отвечают естественным пропорциям человеческои фигуры, когда найдено единство линии и гармоническое сочетание между ними и брюками.
  Такой фасон нашел эстетическое признание. Более того, он создает иллюзию грациозности.
  Не отказываясь от художественных сокровищ прошлого, от идеалов красоты, созданных человеком во все предыдущие эпохи, черпая в них вдохновение и используя все ценное, интересное, перспективное, мы со временем, однако, меняем прежнее представление о прекрасном. Н. Г. Чернышевский по этому поводу писал: «Изменяются в своем содержании наши желания, и прекрасное исчезает, исполнив свое дело, доставив ныне столько эстетического.наслаждения, сколько мог вместить нынешний день; завтра будет новый день, с новыми потребностями, и только новое прекрасное может удовлетворить их».
  Итак, понятия о красоте, как и вкусы людей, меняются, совершенствуются, развиваются. Иногда кажется, что мода делает сразу слишком резкий скачок. Но это не так. Он, этот скачок, подготовлен внутренними тенденциями и закономерностями развития моды. Вот почему, как правило, рациональность и эстетичность новых направлений быстро обретают широкую популярность и большое число сторонников. Это вполне понятно, потому что одеваться по моде - значит стремиться к культуре и одежде, хотя в принципе эти понятия не адекватны.
  Но, изменяясь, мода приобретает не только сторонников. Нередки случаи, когда отдельные лица, да и не только отдельные, открыто высказывают свое несогласие с новыми линиями, фасонами, словом, с новой модой. Речь идет не о специалистах-модельерах, которые квалифицированно критикуют с профессиональной точки зрения те или иные элементы моды, стараясь устранить имеющиеся недостатки эстетического или рационального характера. Мы говорим о приверженцах старой, отжившей моды, которые не желают замечать современности и в современности тех изменений, которые появились в фасонах одежды. Вспомним хотя бы, с каким пылом обрушивались несколько лет назад на узкие брюки. Тех, кто их носил, даже оскорбляли, называя накипью, стилягами и т. д. Называли без разбору. Потому что нередко подлинный стиляга по душе, манерам, потребительскому взгляду на мир оставался вне критики, так как носил клеш, а человек передовой, умный, толковый, полезный подвергался нападкам только из-за того, что одевался модно. Нет-нет да эта тенденция «встречать по одежке» проявляется и сейчас.
  Между тем, кто думает, что новое эстетическое направление в одежде основывается на полном отрицании или огульном охаивании всего старого, глубоко ошибается. В свое время об этом прекрасно сказал Владимир Ильич Ленин в беседе с Кларой Цеткин:
 «Красивое нужно сохранить, взять его как образец, исходить из него, даже если оно «старое». Почему нам нужно отворачиваться от истинно прекрасного, отказываться от него, как от исходного пункта для дальнейшего развития, только на том основании, что оно «старо»? Почему надо преклоняться перед новым, как перед богом, которому надо покориться только потому, что «это ново»? Бессмыслица, сплошная бессмыслица! Здесь много лицемерия и, конечно, бессознательного почтения к художественной моде, господствующей на Западе».
  В самом деле, никому из модельеров в голову не приходило отвергнуть однобортный или двубортный костюм, пальто, кепку или шляпу только лишь на там основании, что их носили еще в старину. Наоборот, эти формы одежды прочно вошли в обиход, стали традиционными, общепризнанными. Со временем они естественно изменяются, приспосабливаются к новым условиям и новым требованиям моды, но не исчезают. Эстетические поиски сводятся не к отрицанию этих форм, а к усовершенствованию, обогащению их более рациональными чертами, более красивыми линиями, большим разнообразием фасонов, фактурой и расцветкой тканей. Вот почему неправы люди, непреклонно отдающие свои симпатии пиджакам с гренадерскими плечами и брюкам полуметровой ширины, в которых они видят эталон красивой одежды. Что-либо другое воспринимается ими как откровенная крамола и безвкусица. Но ведь то, что так рьяно защищается приверженцами устаревшей моды, в свое время явилось на смену другим фасонам и линиям и тоже, безусловно, вызывало разные мнения, в том числе и отрицательные. Эталоном вкуса должны быть эстетические нормы, а не милые сердцу воспоминания о когда-то модных фасонах.
  Особую группу приверженцев старой (и противников современной) моды составляют те, которые полагают, что делают это по идейным соображениям. Это добросовестно заблуждающиеся люди. Им кажется, что мода не только отражает вкусы, но вроде бы даже «консервирует» идеи определенного времени.
  Опять приведем пример с узкими брюками.
  Когда они начали входить в моду, в Общесоюзный дом моделей пришло письмо из Владивостока. Его авторы писали, что никогда не откажутся носить широкие брюки, так как они «родились с первым залпом «Авроры». Действительно, под влиянием революционной романтики в те годы вошли в моду широкие брюки. Одеваясь таким образом, люди отдавали дань уважения героическим революционным матросам. Но широкие брюки появились не после залпа «Авроры», а гораздо раньше 1911 года. Просто на какое-то время они стали модными. И наверняка даже в те годы многие замечали, что широченные штаны, собирающие пыль и грязь, не ахти как удобны. Но никому не приходило в голову их менять, ибо они отвечали вкусам широких масс так же, как и кожанки, френчи, сапоги - непременная одежда тех лет. Однако не ширина брюк выражала идеи революции. Поэтому сохранять верность ее идеям не значит отдавать предпочтение тогдашним модам.
  Иногда моду отрицают только потому, что отдельные лица обращаются с ней весьма своевольно. Подобные отказы в «вотуме доверия» моде неоднократно приходилось выслушивать и автору этих строк. Как-то после лекции, прочитанной для научных работников Академии наук СССР, ко мне обратился один ученый, высказавший пылкие критические замечания в адрес современной моды. Свои претензии к ней он сопровождал массой примеров. Собеседник возмущался узкими брюками, которые носят товарищи его сына, такими, которые стесняют движения и с трудом натягиваются. Свой гнев мой оппонент обратил и на галстуки, разрисованные обезьянами, на пестрые краски носков, сочетающиеся с брюками спокойных оттенков, и т. д. и т. п. Словом, высказываясь, как он полагал против современной моды, человек по существу говорил об утрированни ее, доведении до абсурда. Но из-за этого не стоит ломать копья. Право же, излишества, отсутствие вкуса, не в меру экстравагантность еще никогда не встречали всеобщего одобрения. Всем известно, что они превращают в уродство даже самые совершенные по идее вещи.
  Еще в 1931 году в беседе с молодыми ударниками, вошедшими в литературу, Горький говорил: «Мы не так одеваемся, как должны одеваться. Нужно одеваться ярче. К чему эти серые и черные пиджаки? Нужно голубое, зеленое, красное, синее, чтобы... сверкала радуга. Это подымает настроение. Наши костюмы не отвечают внутреннему настроению, тому размаху творчества, которым живет страна...».
  Горьковские слова служат великолепным ответом на аргументы ревнителей старой моды и в наши дни.
  Советское моделирование основывается на понимании важного принципа, смысл которого заключается в том, что одежда - один из видов искусства. Наряду с другими средствами она оказывает влияния на воспитание человека, формирование его внешнего облика с самого детства до глубокой старости. В общей культуре нашего советского быта она по праву занимает видное место.
  Современная буржуазная эстетика, оторванная от реальной жизни широких масс трудящихся, отрицательно влияет и на культуру одежды. Она нацеливает на внешний шик, лоск, является средством рекламы и беззастенчивой наживы. Она теоретически и практически служит одному классу - классу эксплуататоров. Служит даже тогда, когда занимается так называемой массовой одеждой. Рассчитанный на отсталую психологию, внешне приближенный к одежде богатых, такой костюм должен демонстрировать всеобщее благоденствие, пресловутые «равные возможности» для капиталистов и рабочих. На самом деле, это «ширпотреб», обогащающий только богатых.
  Вспоминается в связи с этим выставка моделей одежды в Москве осенью 1962 года, представленная крупнейшими итальянскими фирмами. Многие силуэты мужской одежды не понравились московским модельерам, закройщикам и публике. Они изобиловали элементами экстравагантности и вычурности. Их линии и формы искажали естественные данные мужской фигуры, а чрезмерная подтянутость делала эти костюмы непрактичными в носке. Один из моих коллег во время демонстрации моделей справедливо заметил: «В этих костюмах больше женственности, чем мужественности».
  Говоря об эстетике в одежде, следует иметь в виду не внешний ее блеск, а подлинную красоту, ласкающую глаз, доставляющую наслаждение и радость.
  Читатель вправе спросить: а возможно ли соблюсти все советы автора? Да, возможно. Даже при покупке готового платья, если проявить должный вкус. Не говоря уже об индивидуальном пошиве, позволяющем все детализировать, продумать до мелочей. Не зря ведь он пользуется широкой популярностью. Назовем несколько цифр. Только в Российской Федерации насчитывается 14 тысяч ателье и мастерских индивидуального пошива, в которых работают 400 тысяч человек - всего на 30 тысяч меньше, чем на предприятиях массового пошива. Каждый второй взрослый человек республики пользуется их услугами. Любопытно, что в ателье изготовляется в 2,5 раза больше женских платьев, чем легкой промышленностью.
  А сколько женщин сами шьют себе и своим близким! Жаль, что по этому вопросу нет пока статистических данных. Они представляют несомненный интерес.
  Предпочтение индивидуальному пошиву одежды свидетельствует не только о стремлении к красоте, индивидуализации одежды, но и о возросшем материальном уровне трудящихся. Ведь не секрет, что одежда, сшитая в ателье, обходится несколько дороже, чем готовая. А коль скоро люди все же стремятся шить на заказ, причем процент таких «индивидуалистов» в хорошем смысле слова растет,- значит, выросли наши доходы, значит стремление к красивому подкреплено материальными возможностями.
  Многие ли капиталистические страны могут похвастаться таким большим количеством заказчиков? Вряд ли. На Западе это не по карману подавляющему большинству трудящихся. В ателье индивидуального пошива, к знаменитым мастерам обращаются только представители богатых классов, правящая элита, так называемые «сливки общества», чьи карманы оттопыриваются от толстых чековых книжек.


Проголосовать: 
Категория: По законам красоты | (17.10.2011)
Просмотров: 2230 | Рейтинг: 0.0/0